marfa_nikitina4 (marfa_nikitina4) wrote,
marfa_nikitina4
marfa_nikitina4

Categories:

Рождественская история

С Рождеством!



* * *
Сегодня  католики и протестанты празднуют сочельник, а завтра Рождество. Есть немало книг, которые описывают этот чудесный праздник. Здесь небольшой отрывок из романтической повести Теодора Шторма (1817 - 1888)  "Иммензее".


Повесть написана в форме "картины воспоминаний или настроений". Разрозненные эпизоды восстанавливают историю целой жизни. Композиция - обрамленная: в первой главке "Старик" показан одинокий старик, возвращающийся с прогулки домой и погружающийся в воспоминания. Следующие главки - эпизоды из его жизни, связанные с любовью к Элизабет, подруге детства, ее замужеством (по велению матери) и их последней встречей в имении Иммензее, принадлежащем ее мужу Эриху. Последняя главка называется снова "Старик" - и опять изображен тот же старик, погруженный в воспоминания - действие возвращается к исходному моменту.


Теодор Шторм. Иммензее. История одной любви


http://www.g.eversberg.eu/83380ff364.jpg

Сумерки сгущались. Свежий зимний воздух охладил разгоряченную голову юноши. На улицу падали отсветы рождественских огней, которые зажглись уже во многих домах, оттуда доносились приглушенные звуки жестяных фанфар, свистулек и ликующих детских голосов. Нищие детишки ходили от дома к дому или, вскарабкавшись на перила парадных лестниц, пытались заглянуть в мир недоступного им великолепия. Время от времени где-нибудь распахивалась дверь, и тогда резкий голос безжалостно отгонял стайки маленьких незваных гостей от сверкающего огнями дома обратно в уличную тьму...
На каком-то крыльце распевали старинную рождественскую песню — в хоре звенели чистые девичьи голоса. Рейнгард их не слышал, он шел быстро, не останавливаясь, минуя улицу за улицей. Когда он приблизился к своему дому, уже совсем стемнело; Рейнгард взбежал по лестнице и вошел в свою комнатку. Чем-то сладостным пахнуло ему навстречу, навевая мысли о родном доме, о ёлке в комнате его матери... Дрожащей рукой зажег он свет и увидел на столе объемистую посылку; когда Рейнгард ее распечатал, оттуда выпали хорошо знакомые ему домашние пряники; на некоторых даже были его инициалы, выписанные глазурью, — все это могла придумать только Элизабет! Потом он увидел сверточек с тонким вышитым бельем, платки и манжеты и, наконец, письма от матери и от Элизабет. Рейнгард сначала вскрыл второе письмо; Элизабет писала:


«Красивые сахарные буквы па пряниках подскажут тебе, кто помогал их печь; та же особа вышила для тебя и манжеты; у нас в этом году будет очень тихий сочельник; уже в половине десятого моя мама теперь отставляет в уголок свою прялку; нынешней зимой, когда тебя здесь нет, нам так одиноко. К тому же в прошлое воскресенье умерла коноплянка, которую ты мне подарил; я очень плакала, ведь я за ней так ухаживала; она всегда пела днем, когда солнечные лучи попадали в клетку; помнишь, мама, бывало, покрывала клетку платком, если птичка начинала петь слишком громко? Теперь у нас совсем тихо, только время от времени навещает нас твой старый друг Эрих. Ты однажды сказал, что он чем-то похож на свое коричневое пальто, я всегда вспоминаю об этом, едва он переступает наш порог, и с трудом удерживаюсь от смеха; только не рассказывай об этом маме, а то она будет стыдиться. Угадай, что я подарю твоей маме в сочельник? Не угадаешь! Себя самое!

Эрих рисует меня углем. Мне пришлось уже три раза ему позировать, каждый раз по часу. Неприятно, когда чужой человек так внимательно вглядывается в твое лицо. Я и не соглашалась, но мама уговорила меня; она сказала, что это доставит большую радость доброй фрау Вернер.

А ты не держишь слова, Рейнгард! Так и не прислал ни одной сказки. Я часто жалуюсь на тебя твоей маме, а она всегда говорит, что теперь у тебя дела поважнее, чем эти ребяческие забавы. Только я не верю... тут кроется что-то другое».

Потом Рейнгард принялся читать письмо матери, а когда закончил, медленно сложил оба письма и убрал в ящик; им овладела неодолимая тоска по дому. Долго ходил он взад и вперед по комнате, тихо бормоча про себя:

Он чуть не заблудился,
Забыл про путь иной,
Но, стоя у дороги
Дитя звало домой.

Он подошел к конторке, вынул несколько монет и вышел из дома. Шум на улицах стих; рождественские елки погасли, стайки детей не бродили больше от двери к двери. По пустынном улицам гуляла метель; и старики и молодежь сидели по домам в кругу семьи. Сочельник близился к концу.

Когда он подошел к погребку ратуши, он услышал оттуда звуки скрипки и пение девушки с цитрой; внизу звякнул колокольчик входной двери, и кто-то нервным шагом стал подниматься по широкой, слабо освещенной лестнице. Рейнгард отступил в тень дома и быстро прошел мимо. Вскоре он оказался около яркой витрины ювелирной лавки, купил там красный коралловый крестик и тем же путём направился обратно.

Невдалеке от своего дома он заметил закутанную в жалкие лохмотья девочку; она стояла у высокой парадной двери и тщетно пыталась открыть ее.

— Помочь тебе? — спросил он.
Девочка ничего не ответила и только отпустила тяжелую дверную ручку. Рейнгард приоткрыл было дверь.
— Нет, — сказал он, — отсюда тебя могут прогнать. Пойдем со мной! Я дам тебе рождественских пряников. — Он закрыл дверь и взял девочку за руку; она молча шла с ним рядом до самого его дома.
Уходя, Рейнгард оставил свет.
— Вот тебе пряники, — сказал он и высыпал половину своих сокровищ в ее фартучек, оставив себе только те, на которых были сахарные буквы. — А теперь ступай домой и угости свою маму.

Девочка робко смотрела на него; видно было, что она не привыкла к такому дружелюбию, не знала, как ответить на это. Рейнгард открыл дверь, посветил ей, и девочка с пряниками полетела как птичка вниз по лестнице к своему дому.

Рейнгард помешал дрова в печи и поставил на стол запыленную чернильницу; потом сел и начал писать. Он писал всю ночь, писал письма к матери, к Элизабет. Остатки рождественских пряников лежали перед ним нетронутые; манжеты, присланные Элизабет, он сразу надел, но они никак не шли к его белому домашнему сюртуку из мягкой шерстяной ткани. Рейнгард просидел за письмами до утренней зари, а когда первые лучи зимнего солнца проникли сквозь замерзшие стекла, в зеркале, стоявшем напротив, отразилось его бледное серьезное лицо.
Tags: Германия, Рождество, литература, праздники, что читать
Subscribe

Posts from This Journal “Рождество” Tag

  • "Реальная любовь"

    Звёзды фильма "Реальная любовь" Посмотрела вчера по телевизору английский фильм "Реальная любовь", который в последнее…

  • Jingle Bells original with lyrics

    Frank Sinatra - Jingle Bells (Official Video)

  • С Рождеством!

    Всех моих друзей поздравляю с Рождеством Христовым! Мира и счастья! Рождество Волхвы пришли. Младенец крепко спал. Звезда светила ярко с…

  • Комментарий к общеизвестному - 2

    Вифлеемская звезда на елку Восьмиконечная Вифлеемская звезда На вершину ёлки в качестве заключительного украшения закрепляют Вифлеемскую…

  • Комментарий к общеизвестному

    И у нас есть теперь эта традиция - украшать свой дом рождественским венком. Эта традиция ещё довольно "молодая". Она тесно связана с…

  • Михаил Кузмин "Ёлка"

    * * * М. Кузмин "Ёлка" С детства помните сочельник, Этот детский день из дней? Пахнет смолкой свежий ельник Из незапертых сеней.…

  • Ёлки тоже падают

    В немецком городе Эшвайлер рождественская ель высотой 15 метров рухнула на детскую карусель, установленную на праздничной ярмарке. По данным РИА…

  • Рождество в русской живописи

    Оригинал взят у irastrange в Рождество в русской живописи Рождество Христово на Руси - великий праздник, по значимости своей…

  • С Рождеством!

    Есть страны, где люди от века не знают... Есть страны, где люди от века не знают Ни вьюг, ни сыпучих снегов; Там только нетающим снегом…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments