marfa_nikitina4 (marfa_nikitina4) wrote,
marfa_nikitina4
marfa_nikitina4

Category:

Маркус Вольф


Конрад Вольф, Маркус Вольф и их отец Фридрих Вольф

Из нашего досье

Вольф Маркус

Родился 19 января 1923 г. в городке Хехинген в Германии. После прихода национал-социалистов к власти эмигрировал вместе с родителями-антифашистами в СССР.
С 1940 по лето 1942 г. — студент Московского авиационного института. В 1942–1943 гг. проходил обучение в политической школе Коминтерна. После ее окончания работал диктором и корреспондентом антифашистских радиостанций. В 1945–1946 гг. —корреспондент Берлинского радио и газеты "Берлинер цайтунг".
В 1949 г. был командирован в дипломатическую миссию Германской Демократической Республики в СССР.
С 1952 г. участвовал в создании восточногерманской внешней разведки, а в конце того же года возглавил эту спецслужбу. В 1958 г. стал первым заместителем министра госбезопасности и начальником Главного управления "А" — внешней разведки МГБ ГДР. На этом посту пробыл до 1986 г.
В сентябре 1991 г. — арестован и отправлен в тюрьму Карлсруе, однако вскоре выпущен под крупный залог. Осужден на шесть лет, однако спустя два года решением Конституционного суда все обвинения сняты.
В 1997 г. — новый суд, теперь по обвинению в личной причастности к уголовно-наказуемым операциям. Обвинение рассыпалось.
Воинское звание в системе МГБ ГДР — генерал-полковник. Свободно владеет русским, английским языками. Женат. Имеет четырех детей, одиннадцать внуков и двух правнуков.

«Возможно, благодаря работе во внешней разведке он образован и открыт …»
Генерал-полковник Маркус Вольф о В.В. Путине

Из воспоминаний Маркуса Вольфа

Я родился на юге Германии в вюртембергском городишке Хехинген в очень бедной еврейской семье Эльзы и Фридриха Вольф. Это произошло 19 января 1923 г. Отец мой должен был стать раввином, но предпочел профессию врача. Когда мне было около пяти лет, мы переехали в столицу Вюртемберга Штутгарт, прожив там до самого прихода к власти нацистов в 1933 г.
После поджога рейхстага отца предупредили, что ему грозит большая опасность. И действительно, как коммунист, еврей да к тому же автор революционных пьес, он бы долго на свободе не остался. Тогда он на лыжах перешел в Австрию, оттуда в Швейцарию, и несколько месяцев спустя мы с матерью и моим младшим братом Конрадом последовали за ним. Потом переехали во Францию, где отец написал пьесу "Профессор Мамлок", которая стала, пожалуй, его самым известным произведением.

Из воспоминаний Маркуса Вольфа

В разведку в 1952 г. меня направила наша партия, тогда Компартия Германии. Аккерман, который после образования ГДР в 1949 г. стал госсекретарем министерства иностранных дел, в 1952 г. выполнял параллельно функции первого руководителя внешнеполитической разведки ГДР и остался в Политбюро до конфликта с Ульбрихтом. На всех этих постах он был и оставался моим куратором и учителем, и именно он предложил в 1952 г. назначить меня своим наследником во главе разведслужбы.
Больших учителей не было, но вместе со мной в разведку пришли коммунисты старшего поколения, которые ранее работали в Коминтерне. А Коминтерн и советские разведслужбы были не так далеки друг от друга: каждый коммунист считал своим долгом делать все, что необходимо для защиты отечества трудящихся. Я, например, принял ключи начальника разведки от старого коммуниста Рихарда Штальмана, который с 1918 г. сотрудничал с советской разведкой и носил прозвище "Рихард Партизан". Но впоследствии я узнал, что "Штальман" — это его псевдоним.
Другим моим куратором, правда, только один год, был Роберт Корб, но и за этот год я у него многому научился. Были у нас на первых порах и советники из СССР, но они в основном учили бюрократии: как подшивать дела, как писать планы. На первых порах они, конечно, знали все, что мы делали, но с годами мы о своей агентуре им перестали говорить.
Я, как и большинство наших молодых работников, на первых шагах понимал свою работу, как политическую задачу, и не считал разведку каким-то особенным занятием, поскольку конспиративная работа довольно долго была свойственна немецкому рабочему движению, и учиться нам приходилось у партийных конспираторов. Ну, а весь остальной опыт накапливался уже со временем. По этой причине у нас не было ни одного бывшего слушателя советской школы разведки. Управление контрразведки посылало своих офицеров учиться в СССР, мы же не посылали.

Из воспоминаний Маркуса Вольфа

Я сам уехал из Москвы. Это были как раз дни августовского путча 1991 года... А до этого и сам председатель КГБ Крючков, и другие люди от его имени меня все время отговаривали от возвращения в Германию, предупреждая, что там не избежать ареста. Нам даже обещали предоставить квартиру в Москве. Но желания остаться у меня не было.
Во время путча Шебаршин был один день председателем КГБ, я его навестил в кабинете главы этой инстанции и сообщил, что решил ехать. На что он сказал тогда примерно следующее: видишь, что у нас происходит, мы для тебя ничего сделать не можем, езжай с богом.

«Я живу за счет гонораров за публичные выступления перед общественностью, а также за публикации моих книг. Кроме того, получаю так называемую "штрафную" пенсию, которую объединенное немецкое государство назначило всем бывшим работникам МГБ ГДР. Эта пенсия так издевательски мала, что противоречит самому трудовому законодательству ФРГ».

«В Вашингтоне меня до сих пор считают ответственным за терроризм и не дали визы даже тогда, когда я ее просил на три дня, чтобы попрощаться со своим умиравшим другом-американцем».

Взято: http://oficery.ru/security/3927

Tags: Германия, Маркус Вольф, Россия, личности
Subscribe

Posts from This Journal “Маркус Вольф” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments