marfa_nikitina4 (marfa_nikitina4) wrote,
marfa_nikitina4
marfa_nikitina4

Category:

Софья Владимировна Строганова


Ж. Л. Монье. Портрет С. В. Строгановой. 1808 год. ГРМ


Софья Владимировна Строганова (1775-1845)


(урождённая Голицына, фрейлина четырёх императриц, младшая дочь знаменитой "усатой" княгини)


К Софии

О, сколь, София! ты приятна

В невинной красоте твоей,

Как чистая вода прозрачна,

Блистая розовой зарей!

Г. Р. Державин

1791


(Написано на помолвку княжны Софьи Владимировны Голицыной за гр. Павла Строганова (ум. 1817 г.), сына Александра Сергеевича.)


Софья Владимировна, дочь "пиковой дамы" Натальи Петровны Голицыной, была младшим и любимым ребёнком в семье. Воспитание она получила большей частью за границей, сопровождая мать в её путешествиях по Европе. В пятнадцатилетнем возрасте Софья вернулась с родителями в Россию. Получив блестящее и самое разностороннее образование, она в то же время весьма плохо владела русским языком и впоследствии потратила немало труда, чтобы сгладить этот пробел. Воспитанная идеями просвещения, она стремилась к образованию, к постоянному совершенствованию личности. Впоследствии графиня Софья достигла высочайшей образованности самостоятельно и перевела на русский язык вторую часть "Божественной комедии" Данте.

В 1794 году молодая княжна выходит замуж за графа Павла  Александровича Строганова. Павел Александрович был заметной личностью. В революционном Париже молодой аристократ под именем графа Очера проникся либеральными идеями, а после возвращения в Россию сблизился с наследником престола великим князем Александром Павловичем и вошел в круг его ближайших друзей.

Павел Александрович Строганов принимал участие в военных компаниях против Франции, Швеции, Турции, был героем Отечественной войны 1812 года – его дивизия покрыла себя славой в сражении при Бородино (один из эпизодов того времени изображен на картине М. Грекова "Дивизия Строганова в боях на Старой Смоленской дороге"). Софья Владимировна и Павел Александрович были счастливы в браке.

За годы совместной жизни у них родились четыре дочери (Наталия, Аделаида, Елизавета, Ольга) и сын-наследник (Александр). Однако им пришлось пережить страшную трагедию, когда единственный сын, привлеченный отцом на военную службу, был убит в сражении под Краоном. В одной из строф VI главы "Евгения Онегина" (не вошедшей в окончательный текст романа) А.С. Пушкин воспел П.А. Строганова и его единственного сына 19-летнего Александра Павловича, погибшего почти на глазах у родителя. Поэт не оставил без внимания и великосветский скандал 1829 года – побег дочери Софьи Владимировны Строгановой Ольги с графом Феpзеном. Побег, вызвавший гнев царя и окончившийся военным судом, послужил сюжетом знаменитой повести "Метель".

После смерти мужа в 1817 году Софье Владимировне досталось громадное имение в Пермской губернии. Она успешно управляла им почти двадцать восемь лет. Современники характеризовали ее так: "Женщина необыкновенного ума, соединенного с широким образованием и любвеобильным сердцем, она ставила выше всего благосостояние своих крепостных людей, являя в тоже время в высшей степени замечательные административные и хозяйственные способности".

Софья Владимировна жила в Санкт-Петербурге и в Марьино, огромном имении недалеко от Санкт-Петербурга. Графиня традиционно держала двери петербургского дворца открытыми для представителей литературного и художественного мира. Она была прекрасно знакома с современной ей русской литературой и искусством, и постоянно принимала у себя во дворце поэтов и писателей. В её никогда не пустовавшем салоне завсегдатаями были Н.И. Гнедич, В.Л. Боровиковский, И.П. Мартос, Н.М. Карамзин, баснописец И. А. Крылов, поэт и царедворец В. А. Жуковский, её дальний родственник офицер поручик Семёновского полка Чичерин, предположительно, заходил туда и А.С. Пушкин.

Интересны воспоминания Колмакова Н. М. о И. А. Крылове, который часто наведывался в салон С. В. Строгановой.Вот  записки Н. М. Колмакова:

"И. А. Крылов в последних годах своей жизни почасту обедал у гр. Софьи Владимировны Строгановой, урожденной княжны Голицыной, умершей 5 марта 1845 года.

В тот день, когда Крылов предполагал обедать у графини, он сам или посланный его заезжал обыкновенно утром в ее дом (на Невском проспекте, у Полицейского моста) и объявлял об этом швейцару. Само собою разумеется, что такое заявление тотчас докладывалось графине и было некоторым образом выражением того, чтобы к обеду непременно были кулебяка и щи. Кушанья сии, по замечанию Ивана Андреевича Крылова, были самые удобоваримые для его простой русской натуры.

В столовой графини, над самым обеденным столом, висело несколько люстр, украшенных довольно крупными хрустальными гранями, старинной работы. На гранях сих отсвечивал солнечный свет самыми разнообразными радужными цветами.
Во время обеда, в котором участвовал Иван Андреевич, посетители графини вели разговор о том, хорошо ли сделал император Петр Великий, что основал Петербург, и не станет ли город этот, при дальнейшем своем существовании, вопреки желанию своего основателя, подвигаться постройками далее вверх по реке Неве. Спор был довольно жаркий и, разумеется, как всегда при споре, одни были одного мнения, а другие другого. Иван Андреевич все время молчал и усердно трудился над своей кулебякой. Графиня Софья Владимировна, как бы желая вовлечь его в разговор, выразила ему свое удивление о том, что такой важный предмет, как постройка Петербурга, подвергается с давнего времени столь разнообразным и многосторонним толкам.
"Ничего тут нет удивительного, - возразил совершенно спокойно Иван Андреевич, - и чтобы доказать вам, что я говорю истину, прошу вас, графиня, сказать, какого цвета вам кажется вот эта грань", - спросил он, указывая на одну из граней люстры, висевшей над столом. "Оранжевого", - отвечала графиня. "А вам?" - спросил Иван Андреевич гостя, сидевшего с левой стороны графини. "Зеленоватый", - отвечал последний. "А вам?" - продолжал Иван Андреевич, указывая на гостя, сидевшего направо от графини. "Фиолетовый". - "А мне, - заключил он, - синий". Все умолкли. Удивление выразилось на лицах гостей, потом все засмеялись. "Все зависит от того, - сказал Иван Андреевич, принимаясь снова за кулебяку, - что все мы, хотя и смотрим на один и тот же предмет, да глядим-то с разных сторон".
После сего разговор о Петербурге не продолжался. Здесь кстати нелишним считаю сказать, что когда Крылов обедал у гр. С. В. Строгановой, то все гости и домашние непременно должны были говорить по-русски. Это было законом. Если же кто-либо невзначай нарушал его, то графиня тотчас останавливала нарушителя.

После обеда И. А. Крылов нередко читал свои басни последнего сочинения. Пишущий сии строки слышал "Кукушку и Петуха" и "Вельможу".



http://www.archeo.ru/biblioteka-1/img/stroganovskijjdv.jpg


Строгановский дворец в Санкт-Петербурге, угол Невского проспекта и набережной реки Мойки, у Зелёного (ранее Полицейского) моста (Из Интернета)


Умерла Софья Владимировна Строганова пятого марта 1845 года в Санкт-Петербурге, похоронена на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры.


Можно почитать:

Купцов И. В. Род Строгановых

Колмаков Н. М. Дом и фамилия гр. Строгановых

Кузнецов С. О. Дворцы Строгановых. СПб.: ООО "Алмаз", 1998

Кузнецов С. О. Строгоновы. 500 лет рода. Выше только цари. - М-СПб.: Центрполиграф, 2012

Именитые люди, бароны и графы Строгановы/автор-составитель: А. Н. Онучин, Пермь, 1996

(Из открытых источников)

Tags: Марьино, Россия, Строгановы, история, русская аристократия, усадьба
Subscribe

Posts from This Journal “русская аристократия” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments