marfa_nikitina4 (marfa_nikitina4) wrote,
marfa_nikitina4
marfa_nikitina4

Category:

Фильм "Стыд" И. Бергмана. К 100-летию великого режиссёра.

Ингмару Бергману исполнилось бы в этом году 100 лет. Я  смотрела многие фильмы этого шведского режиссёра, некоторые из них  неоднократно ("Персона", "Осенняя соната", "Земляничная поляна", "Сарабанда", "Сцены из семейной жизни", "Фанни и Александр", "Шепоты и крики", "У истоков жизни" и др.). Он так много успел снять за свою жизнь. Но сегодня я повторяю свой пост о фильме И. Бергмана "Стыд".




Ингмар Бергман, режиссёр фильма


По каналу "Культура"  я посмотрела фильм И. Бергмана "Стыд" (1968 год). Фильм произвёл на меня огромное впечатление. Мучила мысль: "А как бы я повела себя в подобных условиях?" Ответа нет.  Мучил бы страх, а что ещё?
Сюжет фильма таков:
На острове живёт супружеская пара музыкантов, роли которых исполняют Лив Ульманн и Макс фон Зюдов. Они любят друг друга, их  любовь основана на слабости и взаимных уступках, но она в состоянии выстоять. Начинается война, которую герои в начале не замечают, пока она не приходит к ним на порог. Тогда им приходится пересмотреть самих себя, друг друга и свои взаимоотношения с новым, честным и жестоким подходом.

По жанру это антивоенная притча. Супруги Ян и Эва Розенберг (фон Зюдов, Ульман) — музыканты. Сердечная болезнь Яна заставила их поселиться на небольшом острове Балтийского моря. Начавшаяся война достигает острова и разрушает их идиллическое существование. Хотя Розенбергам чужды и непонятны цели враждующих лагерей, они оказываются униженными и несчастными. Чувство страха переходит в желание мстить. А что касается слова "стыд", вынесенного в название, каждый зритель определит его значение сам. У критиков единого мнения не было и нет до сих пор. (М. Иванов)



Изображение


Кадр из фильма "Стыд" с Лив Ульман и Максом фон Зюдовым




Чтобы составить собственное мнение, нужно обязательно посмотреть этот фильм. Я привожу здесь одну  рецензию с "Киносайта":

Вот что Бергман рассказывает о своем фильме: «Первоначальным фоном фильма „Стыд“ был страх. Я собирался показать, как бы я вел себя в период нацизма, если бы Швеция была оккупирована… я пришел к выводу, что я и физически и психически труслив, за исключением тех моментов, когда впадаю в ярость. Но в ярость я впадаю на момент, а труслив постоянно. Во мне силен инстинкт самосохранения, но моя ярость может сделать меня храбрецом. Это физиологическое явление. Но как бы я смог вынести долгую, изматывающую, холодную угрозу?.. Что от фашиста сидит в нас самих? В какой ситуации мы можем из добропорядочных социал-демократов превратиться в активных фашистов. Я все больше убеждаюсь в том, что, когда на человека оказывают сильное давление, он впадает в панику и исходит лишь из соображений собственной выгоды. Этой теме и посвящен фильм».

Апокалипсис наступает внезапно, хотя весть о конце света может звучать годами. Война — это апокалипсис локального масштаба. Мгновение назад ты спокойно пропалывал огород и был не в состоянии зарубить курицу, а теперь, чтобы выжить, необходимо убивать людей. Бергман погружает героев в экстремальную ситуацию, словно спрашивает, как бы вы повели себя, будь на их месте.
Вывернуться наизнанку, стать другим человеком. И человеком ли вообще? Когда оказываешься возле тельца маленького мертвого ребенка очень трудно оставаться самим собой.
И в этом весь Бергман. Мрачный, тяжелый, давящий… Визуально «Стыд» выглядит как пришелец из далекого прошлого. В то время как весь кинематографический мир начинал купаться в цвете, Бергман, словно в противовес, предлагает нам вычурную черно-белую картинку. Минимум декораций, минимум актеров, максимум энергетики, заключенной внутри кадра.
Вообще, это феномен Бергмана и Тарковского — снимать скучно и длинно, передавая на длинных общих планах, казалось бы, ничего не несущих, совершенно сумасшедшую энергетику. Погружать зрителя посредством созерцания на невероятную глубину, когда чувствуешь, что время, которое ты тратишь на просмотр, тебя обволакивает, и его количество переходит в иное эмоциональное качество восприятия. Это высочайшее мастерство.

Но почему именно стыд? Неужели чувство стыда отдельного человека и всех людей, вместе взятых способно спасти человечество от катастрофы? Или же стыд выступает как стимул возрождения человека, новой жизни? Ответы на эти вопросы режиссер предлагает каждому искать самостоятельно. Может да, а может, и нет. Смогут ли герои выбраться из ада войны? Или же разделят участь тысяч погибших? А если смогут, то получиться ли у них начать ту самую новую жизнь? Мнение Бергмана — нет. Это ясно дает понять финал картины, когда герои и еще несколько измученных войной людей покидают злосчастный оккупированный остров и на лодке устремляются в море. Через какое-то время кормчий кончает жизнь самоубийством, а лодка застревает в огромном количестве трупов солдат. Раздутые мертвые тела, скрюченные пальцы, открытые в безмолвном крике рты… выхода нет.

Сам Бергман вот что говорил о своем детище: «Можно сказать, что фильм построен на двух снах. Он начинается со сна Яна о мирной работе в оркестре и заканчивается сном Евы об утраченной любви. Как раз в середине фильма Ева сидит и говорит, что это приснилось кому-то. «О, как ему будет стыдно, когда он проснется!» В этом и заключается, попросту говоря, моя эстетическая и этическая позиция по отношению к этому фильму. Я считал, что взялся за непосильную задачу и что мне будет стыдно, когда фильм выйдет на экран, хотя вышло лучше, чем я ожидал».

Tags: И. Бергман, Лив Ульман, Швеция, кино, рецензия на фильм, шведское кино
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments