marfa_nikitina4 (marfa_nikitina4) wrote,
marfa_nikitina4
marfa_nikitina4

Categories:

Вдогонку об улице Достоевского

Вокруг музея и памятника


Нина Волкова


Поскольку в СССР Достоевский долго пребывал на полулегальном положении — вроде и «Великий Писатель Земли Русской», но ведь и реакционный мракобес, — памятник ему поставили только в 1997 году. Проект скульптора Любови Холиной ждал осуществления три десятилетия, и на каком-то этапе его предполагали установить как раз у канала Грибоедова. Нынешнее место представляется более чем удачным: этот глядящий мимо потока людей бронзовый человек, как будто сглаженный (у статуи нет ни одного острого угла) и сливающийся с городскими тенями, завершил до нелепости яркий ансамбль Владимирской площади и окрестностей. В окрестностях, то есть в Кузнечном переулке, в двух минутах ходьбы, находится главная и последняя петербургская квартира ФМ, ныне мемориальный музей. По воспоминаниям, памятник стоит примерно там, где Достоевский любил сиживать на лавочке около церкви. Лавочки стоят там и сегодня, но отдыхают на них скорее его герои.



1523704671_P1100645 (525x700, 196Kb)


Памятник Ф. М. Достоевскому у станции метро "Владимирская", на Большой Московской улице



За спиной бронзового Достоевского начинается полупешеходная Большая Московская улица. Ее собирались сделать пешеходной — и вроде бы все данные для очередного «арбата» у нее есть. Но не сложилось, и теперь по одной стороне едут машины, а на другой гуляют и сидят люди, причем не туристы, а узнаваемые окрестные жители яркой наружности, в основном с напитками в руках. Стеклотару они аккуратно оставляют на тротуаре, уважая братьев до духу, которые тут же приходят ее собирать. Чуть в глубине улицы устроен фонтан, который смело можно назвать самым диким фонтаном города и, возможно, страны: десяток раздельных пенных струй высотой от десятка сантиметров до полуметра тихо извергаются из выложенного плитками прямоугольника. Фотографировать бесполезно — на снимке почти ничего не видно, но фонтан неизменно привлекает туристов, позирующих в неожиданных позах на кривом мостике. Местные же суровые мужчины в фонтане периодически умываются.



1523704837_P1100648 (700x525, 219Kb)


Владимирский собор



Формально квартал вокруг Владимирской площади изменился едва ли не больше Сенной. Таким же, как при Достоевском, да и то с оговорками, остался лишь Владимирский собор, прихожанином которого писатель был (в соборе ежегодно служат по нему панихиду). Площадь, на которой собор стоит, перестроена до неузнаваемости и может считаться примером новой эклектики, переходящей в безумие. Над скромным «домом Дельвига» выросло здание бизнес-центра, по праву заслужившее титул самого уродливого нового строения северной столицы. За ним прячется станция метро с семейным названием «Достоевская» — кажется, что в честь Анны Григорьевны, учитывая романтический декор подземного вестибюля с лавочками и решетками.



1523704922_P1080389 (640x480, 240Kb)


Около Владимирского пассажа



1523705403_P1080909 (700x576, 211Kb)


Новогодний Владимирский Пассаж



Напротив собора красуется пряничный дворец Владимирского пассажа — редкий пример откровенного новодела, не испортившего, но как-то развеселившего пространство. Особенно приятно он выглядит зимой, в снег, когда стены подсвечены разноцветными огнями. Из окон кондитерской на первом этаже пассажа и из арки входа открывается если не самый лучший, то самый уютный вид на собор. Рядом — отель, конечно же, Dostoevsky (одноименный ресторан при нем), у дверей которого стоят компании респектабельных европейских пенсионеров — с интересом ожидают достоевщину. Контрастов добавляет и сад вокруг Владимирской церкви: ухоженный, пышно цветущий летом и ранней осенью, почти райский, с дорожками и скамейками — при этом почти всегда пустынный и часто запертый, несмотря на табличку «Открыт с 10.00 до 16.00».

На углу Кузнечного переулка, по правую руку бронзового Достоевского — монументальный вход в метро «Владимирская». Перед входом всегда образуется настоящий Вавилон: спешащие пассажиры и люди, ожидающие назначенных встреч, туристы всех видов, раздавальщики рекламных листовок, торговцы бог знает чем с земли и с лотков, золотозубые женщины из бывших братских республик, очень бодрые бомжи, очень модная молодежь — и так до бесконечности. Да, все изменилось, но осовремененную версию «Преступления и наказания» можно снимать прямо здесь.



1523705122_P1080392 (638x478, 213Kb)


Станция метро "Владимирская"



В Кузнечном переулке царит великолепное здание Кузнечного рынка с примечательными статуями по сторонам главного входа: рабочий и крестьянин, оба с голыми коленками. Достоевский их, как и само здание постройки середины 1920-х, конечно, не видел. Статуи неизменно побуждали горожан к шуткам: присутствие крестьянина возле рынка понятно, а вот при чем тут рабочий и зачем у него молот — вопрос.

Музей Достоевского находится в следующем доме, в самом начале перпендикулярной улицы — конечно, Достоевского (Ямской), уходящей вглубь Ямской слободы. Интересно, что квартиру в этом доме ФМ снимал дважды: в самом начале пути, до каторги, когда писал «Двойника», и в самом конце жизни. Почему это место притянуло его, мы не знаем, но в итоге бывшая Ямская без усилий извне самоорганизовалась как символическое пространство: она начинается с почтенного литературного музея, продолжается знаменитыми Ямскими банями, сомнительными ресторанами, двумя похоронными бюро и заканчивается тупиком Социалистической улицы.
Ярких персонажей в квартале множество, и единственное, чего тут не хватало, это официального карнавала. Теперь он есть — День Достоевского в первые выходные июля. На этот день Кузнечный переулок гримируют под условный XIX век, но в сюрреалистическом ключе: декорируют не только старыми вывесками, но и цитатами из бредовых мыслей Раскольникова («Тварь ли я дрожащая или право имею?»), который сам дефилирует с топором по мостовой в компании других героев и бодрого автора, воплощенных силами актеров, а зрителям вместе с тематическими футболками предлагают маски Достоевского. Это завершающий аккорд праздника — перед музеем фотографируются группы граждан, в том числе женского пола, с бородатыми скорбными лицами Федора Михайловича.
Карнавал «у Достоевского» периодически образуется и просто так, без расписания. Можно прийти на площадь перед памятником на излете августа, когда стоят последние теплые вечера и люди догуливают лето, и вместо обычных самодеятельных музыкантов наткнуться на более экзотических артистов. Например, танцующих с огнями под тамтамы. Зрители стоят широким полукругом, смотрят и снимают, машины притормаживают, на фоне неба четко вырисовывается силуэт собора, уличные огни разгоняют мрак, а понурая фигура писателя, наоборот, сливается с тенями и выглядит стихийным духом этих улиц, которому все пляшущие огни и посвящены.

Полностью:[url]http://strana.ru/journal/23034084[/url]

Tags: Санкт-Петербург, литература и писатели, мои фотографии, прогулка, чужие мысли
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • "Портрет"

    Ф. С. Рокотов "Портрет Александры Петровны Струйской" Николай Заболоцкий ПОРТРЕТ Любите живопись, поэты! Лишь ей, единственной,…

  • В этот день 2 года назад

    Этот пост был опубликован 2 года назад!

  • Уголки России. Семёнково под Вологдой

    Мы довольно часто восхищаемся различными зарубежными музеями, в то время как и у нас есть немало интересного, ведь наша собственная история…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments