marfa_nikitina4 (marfa_nikitina4) wrote,
marfa_nikitina4
marfa_nikitina4

Categories:

Классика и авангард: "Макбет"

На днях в передаче "На ночь глядя" Алла Демидова на вопрос об авангардных театральных постановках ответила, что относится к ним хорошо, и даже сама в них участвует. А зрителям, которым это не нравится, он порекомендовала лечь на диван и читать. Да, не всем нравится авангард. К нему нужно привыкать. Лично я дважды уходила из театра после первого акта таких новомодных постановок. В связи с этим я вспомнила о "Макбете"  Шекспира режиссёров Иоганна Кресника (1939 - 2019) и Готтфрида Хелнвайна в берлинском театре "Фольксбюне". Я была тогда на курсах по страноведению в Берлине. Наша группа состояла из вузовских преподавателей немецкого языка СНГ и Японии.

Впервые этот спектакль был поставлен в Гейдельберге в 1988 году.
Занавес красный как кровь. Сцена белая как снег. На ней как белые гробы - дюжина или больше ванн, которые стоят, лежат, приставлены к стене. Уже с первого взгляда это похоже на операционную какой-либо клиники, или на морг. Это ванны для крови. Впереди у сцены тоже ванна, в которую лились вёдра крови.
Актёры на сцене -  и ни слова! Весь спектакль ни одного слова!
Публика сначала ёрзала, гудела, японцы из нашей группы недоумевали, мы тоже. И что Вы думаете: всмотрелись, начали понимать, в результате даже понравилось.


.


Сцена из спектакля


Немного о сюжете.
Шекспировская кровавая королевская драма послужила Иоганну Креснику основой для творческой интерпретации этой темы. Фельдмаршал Макбет убивает, вследствие пророчества ведьмы и подогреваемый честолюбием жены, короля Шотландии и вступает на трон. Раздираемый чувством вины и страхами, в конце концов, он сам становится жертвой убийства.
Кресник вскрывает механизмы власти, которые по сей день повторяются в истории, кровавыми или хитроумными способами.

В Германии поставлен новый "Макбет" режиссёра Люка Персеваля.
Режиссёр поставил спектакль "Макбет"  и в Санкт-Петербургском театре  "Балтийский дом".
(http://evg-ponomarev.livejournal.com/80032.html)
Есть ещё вариант этого спектакля:  Юрген Гош поставил свой вариант "Макбета" в Дюссельдорфе. Все актёры играют там голыми!
Уж не знаю, как реагировали  там зрители, наверное, тоже привыкли. Тем более что немецкую публику ничем не удивишь.

А как Вы относитесь к авангардным постановкам?

Читать: Иоганн Кресник - Johann Kresnik Иоганн Кресник - https://ru.qaz.wiki/wiki/Johann_Kresnik


«МАКБЕТ» Хореографический театр Йохана Кресника.

«МАКБЕТ»

Хореографический театр Йохана Кресника.

Забыла о названии пьесы после пяти минут просмотра. Заглянула в программку, чтобы удостовериться: действительно «Макбет». Все шокировало в этом спектакле: кровавые ведра, ванны, откровенная эротичность танцев, безумство стихий – душевной, пластической, эмоциональной. Все слилось в бешеный единый вихрь-клубок и закружило в странно волнующем, напряженном и яростном ритме.

Эстетика этого спектакля (она, безусловно, существует, только по общепринятым нормам выглядит как антиэстетика, но в любом случае цельность композиции и образного строя нельзя не увидеть), эстетика воспринималась на уровне понятий. Спектакль переполнен символами. Знаковый код его, все усложняющийся по мере развития действия, можно было разгадывать или недоумевать от непонимания. Но я попыталась войти в мир этого жесткого и болезненного представления с единственной целью: проникнуться его настроем, поверить в его искренность, пусть шокирующую. Спектакль на каждом шагу расставлял ловушки, которые часто оказывались обманками, смеялся в лицо, не пускал в свою душу, дурачился. Но временами так ярко, ритмически просто и сильно выявлял главное, открывался, как на ладони, его глубинный смысл. Подтекст, символы, странности рассыпались карточным домиком, я жила вместе с героями под страшную и одновременно страстную музыку, дышала каждым движением, и память о классике не оказалась нужной. На моих глазах – реальность, ничуть не приукрашенная, не очерненная. Просто иная. И настоящая. В нее входишь, как в омут. И убегаешь от нее. И она сама кривляется, притворяется вымыслом. Но уже расчувствовав ее, легче приноровиться к внезапностям и загадкам.

Следить за сюжетом было непросто. Но, видимо, Й. Кресник и не ставил перед собой задачу пересказывать сюжет. Многим непонятная образная система была лишь созвучием шекспировскому «Макбету». Пластические метаморфозы на тему… Я не хочу этим обидеть постановку, напротив, вижу в подобном подходе новое, оригинальное мировосприятие, своеобразное чувствование сцены.

Тон во многом задавали три ведьмы. Они создавали атмосферу кощунственную, магическую, недобрую. Они будто прикасались к каждому жесту, каждому поступку других героев, и все окрашивалось в кровавый цвет их наитий.

Черно-красно-белое оформление сцены и костюмов дешифровалось легко. Вместе с пониманием изначальной гибельности идеи, предчувствием самоуничтожения тирана эта цветовая гамма фиксировала напряженность, обостряла зрение и слух зрителя. В белой комнате все звучит особенно гулко, и пустота осознавалась не чисто внешним отсутствием интерьера, а пустотой внутри человека, пустотой от отсутствия души.

Сочетание ирреальности происходящего с четко обозначенными фрагментами-этюдами, завершенностью каждого танцевального характера, конкретика и лирическая строгость – все это безумство парадоксов и эпатаж выделяют спектакль, заставляют говорить о нем как о непривычном, спорном, но интересном явлении.

Хореография Кресника – чувственная и острая – давала характеристику каждому герою. Каждому была свойственна особая поступь, набор жестов, каждый заключал в себе и создавал вокруг себя свой мир движений. Говорила любая мелочь. Макбет (Йоахим Зиска) вздрогнул, а от него пошла волна страха, и пространство от этого будто сжалось, как его сердце. Массовые сцены решены смело и выразительно. И четкость линий и в то же время их импульсивность, «горячечность» (как в бреду) создавали атмосферу бесконечных преступлений и боли. Игрался фон – жестокость и одержимость или равнодушие – но всегда единство этого пугающего организма: толпы людей, наблюдающих за убийствами, принимающих в них участие или только замышляющих их.

Отдельно хочется сказать о леди Макбет (Сузанна Ибаньец). Эта страстная темпераментная женщина в ярко-красном платье со смертельно бледным лицом и гривой всклокоченных волос временами казалась безумной, чудовищной насмешкой над природой женщины, а то вдруг охватывали жалость и сострадание к ее исковерканной самоупоением и самолюбием душе. Она так тонко, трепетно чувствовала малейшие изменения своего состояния, что в каждой пластической фразе, даже в ее молчаливо застывшей фигуре жила жажда жизни, славы и тут же страх, муки совести. Она прожила на сцене все свое сердце, до дна. Торопливо и несколько деловито надевает красные до локтей перчатки и мучительно, в ярости от собственного бессилия пытается их потом снять. Ее кружило по сцене, судьба насмехалась над ее ужасом. А она, сейчас маленькая испуганная женщина, обреченная, не сумела стать чудовищем. Не получилось. Наступив на окровавленную поверхность, испачкав ноги, осторожно ступает, пытается стереть кровь, избавиться от наваждений. Кровь теперь мерещится ей повсюду. Ее танец-походка – балансирование над пропастью собственного разума. Позже появится с ногами, обмотанными белыми тряпками, сквозь которые снова проступает кровь. Она уже сломлена. И не осталось ни следа от ее первоначальных исступления и гордыни. Змеи собственных мучений, поселившиеся в ее сердце, задушили ее. Изобразительно это показано очень ярко. Натянуты на руки, опять же по локоть, зеленые рукавицы со змеиными глазками. Эти две извивающиеся твари долго приноравливались, они исполняли танец смерти – покачивались, нападали – словно глумились над отрешенной уже, измученной женщиной. Змеи-руки существовали совершенно обособленно от леди Макбет. Она убегала. Пыталась скрыться, отмахнуться, но в каждом движении, гримасе страха уже жила неизбежность, и она сама это понимала.

Ощущение гибели нависало, сгущалось в течение всего спектакля. Переизбыток жуткого, бездонного, гадкого хотелось выплеснуть, как ведро с окровавленными тряпками, в какую-нибудь несуществующую пропасть, которая бесследно поглощает все сомнения и безумства. Убийство, ставшее самоцелью, превращается в навязчивое видение Макбета, и логический конец здесь предопределен, как любая идея, доведенная до абсурда, самоуничтожается.

В спектакле были и моменты, звучащие невнятно, некоторая перегруженность символами мешала. К тому же многоплановость разворачиваемого действия порой не позволяла сосредоточиться. В каждой части что-то происходит, внимание разбрасывается, и невозможность уловить все сразу раздражает. Но спектакль – состоялся. Можно его не принять, не понять, невзлюбить или расхвалить, но только не равнодушие. Он остается. Относиться к нему можно по-разному, но не признавать его художественную реальность вряд ли возможно.

Ноябрь 1992 г.
Моя душа состоялась. Дневник Алены
Полюшкина Елена Викторовна
https://pub.wikireading.ru/45617
Tags: "Макбет", Берлин, Германия, Россия, лытдыбр, театр
Subscribe

Posts from This Journal “театр” Tag

  • О Тамаре Синявской (От 03. 07. 2021)

    Весь 1970 год был для Тамары годом больших успехов. Ее талант признавали и у себя в стране, и во время зарубежных поездок-гастролей. «За…

  • "Аида"

    "Аиду" в Мариинском, на исторической сцене, мы с дочерью слушали на языке оригинала. Можно было читать титры на русском языке. Всё…

  • "Щелкунчик" М. Шемякина

    Сцена из спектакля (Из Интернета) Как я уже говорила, мы посмотрели в Мариинском балет "Щелкунчик", оформленный Михаилом Шемякиным.…

  • "Идоменей, царь Критский"

    Одно время мы с дочерью несколько раз почти подряд побывали в Мариинском театре, в старом здании, в Концертном зале, а затем и в новом здании вскоре…

  • О А. Германе-младшем и о Довлатове (От 24. 04. 2015)

    Вчера в передаче "На ночь глядя" был режиссёр Алексей Герман-младший, который сказал, что собирается снимать фильм о Сергее Довлатове. А.…

  • В то время, когда космические корабли... Вологда и Михаил Пуговкин (От 08. 04. 2017)

    Поскольку я немало пишу о Вологде, то мне вспомнилось, что одно время там, в драматическом театре, какое-то время служил и Михаил Иванович…

  • Чеховы

    На крыльце дома Корнеева, на Садово-Кудринской улице в Москве, весна, 1890. Стоят: А.И. Иваненко, И. П. Чехов ( брат), П. Е. Чехов (отец),…

  • 105 лет БДТ им. Г. Товстоногова

    Труппа театра времён Г. А. Товстоногова Ровно 105 лет назад, 15 февраля 1919 года, труппа Большого драматического театра представила свой первый…

  • 20 лет фестивалю "Пять вечеров"

    Вручение А. М. Володину премии "Золотая маска" в номинации "Честь и достоинство" (1997) . Хорошо, что в жизни есть что-то…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments