December 20th, 2019

ёлка

Дом-музей И. А. Милютина в Череповце






Дом-музей И. А. Милютина. Вид со стороны реки

В самом живописном месте Череповца, на территории Соборной горки, на высоком берегу реки Шексны, справа от главного собора города (если стоять лицом к реке), находится небольшая, довольно скромная, но очень красивая усадьба. Это дом-музей Ивана Андреевича Милютина - городского головы, во времена правления которого Череповец достиг расцвета.
Collapse )
ёлка

Синие карточки | БЛОГ ПЕРЕМЕН. Peremeny.Ru

БЛОГ ПЕРЕМЕН
Синие карточки

20 декабря, 2019
АВТОР: Мина Полянская

Из цикла «Диплом «Пушкин в Петербурге»»

Он и не мыслит счастья без примет
Топографических, неотразимых.
Александр Кушнер

У меня — «рукописей клочья», по меткому слову Шаламова, меж тем как строгий бог увлечён работой новой, ворох песен моих старых выметает за порог. Надо бы мне поспешить, на лету поймать эти клочья и найти в них детали-жемчужины необратимого времени.

Найти застывший слепок старой улицы и холм с площадью со старым фонтаном. Найти подъезд с зеркалами венецианского стекла и деревянную крутую лестницу с резными перилами. Я вижу орнаменты витражей на окнах лестничных площадок: бирюзовую вазу с золотыми цветами, фантастических львов и диковинные растения. Возникает театр романтических полутеней — гётевские, гельдерлиновские, клейстовские образы — завораживающие «schwankende Gestalten». Трудно следовать заветам строгих романтиков, справедливо полагавших, что филология — любовь к подробностям, уверенных в том, что в этом мире нет ничего более романтического, чем то, что мы называем обыкновенно нашей жизнью и что записанное трансформирует исчезающий и текущий мир в метафизический. Не потерять бы мне звена в цепи хода времени, не потерять бы местечка в переменах мест.

*

По окончании филологического факультета ЛГПУ им. Герцена я в семидесятых училась на специальных курсах «Литературный Петербург-Ленинград» со специализацией «Пушкин в Петербурге» и с семинарами, проводимыми пушкинистом Вадимом Эразмовичем Вацуро, которого коллеги справедливо назначили «Моцартом отечественной филологии, излучавшим поразительный свет». Не забуду, как вдохновенно он читал нам Вяземского, Боратынского, Веневитинова, Дельвига – всех тех, кому Пушкин в любви своей признался: «Но всё люблю, мои поэты,/ Счастливый голос ваших лир».

Мне вручили редкостный диплом с записью: «Пушкин в Петербурге».

Единственные в своём роде пушкинские курсы просуществовали недолго, и сегодня я знаю только ещё одного человека, обладающего дипломом с записью: «Пушкин в Петербурге». Это Лидия Вячеславовна Михайлова — моя бывшая коллега и мой друг. Собственно, мы на этих курсах познакомились и подружились навсегда. Я надеюсь, что мы с Михайловой в какой-то степени овладели сложным жанром с особенной тематикой, которую древние назвали «гением места», искусством создавать городской колорит и временное пространство сознания. А наши с ней два! диплома вполне можно было бы поместить в музей городской культуры Петербурга, если бы таковой существовал.

Далее: https://www.peremeny.ru/blog/24228