October 13th, 2019

Мария Крестовская "Одиночество"


... Одиночество прекрасно уже своею свободою. В нём находишь себя и принадлежишь только себе...но красоту его сознаёшь лишь пред лицом природы... В душных, тесных комнатах оно гнетёт и давит, сжимая стенами их, как в тюрьме и тисках...Хочется разбить их и вырваться от них на простор, на волю и воздух, и, когда это невозможно, душу охватывает тоска и отчаяние, от которых стон и рыдание рвётся из груди...

Но как хорошо и грустно, грустью нежною, как сама ласка, бродить ранним утром одной по аллеям осыпающегося сада или стоять высоко на горе, пред простором моря и леса.






Кажется, что во всём мире нет больше никого, только где-то далеко-далеко  слышатся звуки жизни, неясные, но гармоничные, как всё отдалённое, но они не мешают, ничего не нарушая собой и сливаясь в одно целое со всей природой... В такие минуты яснее и глубже чувствуешь свою живую, неразделимую связь с ней... В её тишине и своём одиночестве, пред сознанием бесконечной красоты её, невольно прислушиваешься к душе своей, как к одной части её великого целого... и после долгих-долгих лет находишь, наконец, то, что казалось утраченным уже так давно. Находишь самое себя, свою живую душу, такою, как она есть. какою она могла быть, должна была быть, созданная властью и красотою этой природы, но какой она не бывает - увы! - почти никогда, растрачиваемая ежеминутно, ежечасно на мелочи жизни, пустые и ничтожные, ничего не дающие ей и только заглушающие все лучшие порывы её...

И делается легко и радостно, точно при встрече с дорогим существом, учившим когда-то мыслить и чувствовать. но уже почти потерянным из вида, и вот, найдя его, снова начинаешь верить и в жизнь, и в добро, и в людей, и в себя и хочется совершить что-то великое и прекрасное во имя его, чего, быть может, не совершишь никогда, но одна мечта о чём уже очищает душу, охватывая её всю прекрасным и растроганным восторгом...





И бродишь со своею тихою, хорошею радостью, от которой хоть на один день станешь, быть может, лучше, по пустынным дорожкам парка, такого большого, что он похож скорей на лес, и опавшие листья его шуршат под ногами...

Кто знает, быть может, и они, эти жёлтые опавшие листья, когда-то свежие и сочные, тоже о чём-то мечтали, к чему-то прислушивались в тихие звёздные ночи, куда-то стремились под налетавшую на них бурю и тосковали о чём-то, прикованные к ветвям своим, крепко державшим их, пока...пока осенний ветер не сорвал их, иссушив в последней мечте и стремлении и не сбросил на землю засохшими, умершими, никому не нужными и ничего не достигшими... Листья и люди... люди и листья есть что-то общее в нашей судьбе...



Сказки и сны Мариок

Константин Виноградов


Усадьба "Мариоки"


Одним из популярных дачных районов Финляндии была Черная речка - так по-русски называлась местность, расположенная по берегам реки Ваммельйоки (финские деревни Метсякюля (Молодежное) и Ваммельсуу (Серово). В начале XX века здесь поселились Л. Андреев, И. Павлов, Д. Менделеев, Г. Чулков и многие другие известные в России люди. Одним из самых крупных имений владел Евгений Эпафродитович Картавцев, экономист, промышленник, управляющий банком. Имение называлось "Мариоки" - в честь жены Марии Всеволодовны Крестовской. Имение отличалось не только размерами, но и необычно пышным для севера большим садом, позже здесь появилась "домашняя" церковь, а еще позже, это место украсил памятник на могиле М. В. Крестовской, который финны называли "Могилой любви". Сейчас от этого живописного уголка остались только развалины, а имя писательницы Крестовской, похороненной здесь, мало кому что говорит.

Мария Всеволодовна Крестовская родилась в 1862 году в семье известного писателя В. Крестовского и сама пошла по пути литературного творчества. Ее произведения, наверняка, неизвестны советскому читателю. В конце прошлого века она написала ряд повестей и романов - "Ранние грозы" (1886), "Ревность" (1892), "Сын" (1893), "Артистка" (1896) - в которых освещала проблемы "эмансипации, долга и любви". В последние годы жизни она отошла от литературной деятельности, и последнее крупное ее произведение, которое она завещала опубликовать - "Дневник" - так и не увидело света.
Collapse )